Сочинения по литературе и русскому языку. Приставкин А.. А. Приставкин 'Ночевала тучка золотая'



А. ПРИСТАВКИН. "НОЧЕВАЛА ТУЧКА ЗОЛОТАЯ"

Лицо войны. Оно знакомо нам по книгам. Трагическое и ге+роическое, самоотверженное и совершенно "не женское". А вот сиротское лицо войны знакомо нам? Вроде бы и не так мало на+писано в литературе о сиротах войны, но братья Кузьмины, или, как их звали, Кузьмёныши, надолго займут свое место в на+шей памяти.

Анатолий Приставкин, написав свою повесть "Ночевала тучка золотая", высказал свое, выстраданное, наболевшее. Дет+ская память о войне, не унимающаяся уже в нескольких поколе+ниях боль. Зачем касаться этой темы? Зачем тревожить больные раны? В истории не может быть событий, которые лучше пре+дать забвению, нежели осмыслить:

Одна неправда нам в убыток,

И только правда ко двору!

Итак, в конце войны часть детдомовцев из голодного Под+московья вывозили на Северный Кавказ. Эта гуманная идея, увы, обернулась невиданной жестокостью. Ведь в ту же пору с Северного Кавказа преступной волей Сталина изгоняли в веч+ную ссылку целые народы. Коренные жители, не знавшие за со+бой никакой вины и просто не понимавшие происходящего (да и кто бы понял!), отчаянно цеплялись за дедовскую землю, за от+чий край. Солдаты выполняли приказ, уверенные, что наказыва+ют врагов Родины. И в этом братоубийственном безумии закру+тило, как щепки в омуте, детей из Подмосковья, сирот и полуси+рот, бедных "зверенышей" страшной войны.

Звучали выстрелы, гибли люди. Гибли дети...

"О том не пели наши оды", но Приставкин все же коснулся этой больной темы, чтобы мы могли знать прошлое и извлечь из него уроки, чтобы не повторять его ошибок.

Таловский интернат, где директор Башмаков обожает "на+крутить" воспитаннику за любую провинность несколько смер+тельных суток - без завтрака, без обеда, без ужина. А вот и "самоотверженные" воспитатели, которые могут отправить бра+тьев Кузьмёнышей в далекую многосуточную дорогу на зага+дочный Кавказ, не снадбив никакой едой - авось не околеют, а околеют - беда невелика, зато в своем хозяйстве пригодятся их хлебные пайки.

Ну а если взрослые равнодушно обрекают детей на голод, что детям делать? Язык не повернется, чтобы назвать кражей скудный промысел по базарам двух голодных, оборванных мальчуганов, все мечты которых - вокруг мерзлой картофели+ны да картофельных очистков, а как верх желания и мечты - "корочка хлеба, чтобы просуществовать, чтобы выжить" один только лишний день. И можно ли без сочувствия следить за той поистине героической борьбой за выживание, которую ведут два близнеца, самоотверженно поддерживающие друг друга?

Да, вот она жизнь детдомовцев с ее редкими и скудными удачами, когда сбывается мечта "извечная голодного шакала о жертве".

И вот пятьсот человек таких, как Кузьмёныши, сирот воен+ного времени летом 1944 года отправляют на освобожденные земли Кавказа.

Ни Кузьмёныши, ни другие дети не знают, почему их везут на Кавказ, но ощущение тревоги, сменяющее радость окончания долгого, изнурительного пути, охватывает и детей, и взрослых во время длительного перехода от станции к подножию гор. Ни один человек не встречается им за весь длинный путь, ни маши+ны, ни подводы. Повсюду - следы человека, но где же сами жители? Кто засевал дозревающие поля, для кого цветут цветы, зреют в садах яблоки? Почему пуста лежащая на пути деревня? Ощущение смутного вначале страха все крепнет у Кузьмёны-шей, пытающихся понять: что же творится вокруг? Кто стрелял в Регину Петровну? Кто и зачем взорвал грузовик, убив лихую девятнадцатилетнюю шоферицу Веру, еще недавно мчавшую детдомовцев по пыльной дороге на консервный завод?

Но куда все-таки делось население, которое здесь было? По+чему все, кто живет сейчас в станице,- приезжие? Кого они бо+ятся? Почему не зажигают огней ночами, не выходят на улицу?

Наконец до детей дойдет слово "чеченцы", и тогда узнают братья: за что-то их "сгребли в товарняки" и увезли куда-то. А потом узнают и другое: "некоторые-то не схотели, дык, они в горах запрятались! Ну и безобразят!" Кто же эти люди? "Басма+чи, всех к стенке!" - слышат Кузьмёныши крики раненого бой+ца. Слышат и то, что выпало им "со старухами и младенцами воевать". Со жгучим любопытством будут братья вслушиваться в рассказ Регины Петровны, пытаясь вместе с ней понять: что же помешало тем троим убить ее? Почему ее пожалели? Мальчи+ки впервые услышат про этих людей очень страшное: все они изменники Родины. А Колька спросит: "А пацан? Ну, который за окном? Он тоже изменник?"

Да, тема эта очень болезненная. Конечно, об этом "не пели наши оды". Это прошлое не вспоминали. А Приставкин поведал нам эту правду. Он шлет свое непрощение всем, кто обрек де+тей на страдания и муки. Разве забудешь пронзительные сце+ны повести? Вот они, дети, протягивающие руки через решетки с просьбой пить. Разрушение могил твоих предков и жажда смерти. А месть темна, не знает границ, пределов и обрушивает+ся всегда на невинных.

При чем здесь бедные Кузьмёныши? Им-то за чьи грехи отве+чать? Им-то почему надо бежать по зарослям кукурузы, слыша за собой топот лошадиных копыт, треск, шум погони, ожидая каждую секунду смерти?

За что Колька должен пережить смертельный страх, превра+щающий его в маленького зверька: зарыться бы в землю от все+го этого ужаса!

И куда более страшное - за что Сашке висеть на заборе со вспоротым животом, набитым пучками желтой кукурузы, с по чатком, торчащим во рту? Эти пронзительные сцены надолго врезаются в память.

Оставшийся в живых брат, уже ничего не боясь - "все худ+шее, что могло с ним случиться, он знал, уже случилось",- ве+зет близнеца сквозь ночь и разговаривает с ним, заботливо укла+дывая его в железный ящик, обложив мешками, чтобы не было холодно. Изуверство, учиненное над Сашкой, не причина, а следствие. Уже после Колька услышит разговор, который объяснит разыгравшуюся трагедию: "толковали о черных", "об одной операции, которую провели за три часа, включая десять минут на погрузку". Насилие порождает насилие, преступле+ние - преступление. Несчастной жертвой становится ни в чем не повинный подросток. Вот она, слезинка замученного ребен+ка, подчеркивает необратимость зла, которое порождено анти+человеческим делом.

И надо бы поставить точку, но Анатолий Приставкин не мо+жет - нужен выход. Погруженный в беспамятство. Колька воз+вращается к жизни благодаря самоотверженной работе своего сверстника чеченца Алхузура. Двое сирот - жертвы одних и тех же обстоятельств - противостоят миру взрослых с его бес+человечной враждой. Для живого Кольки брат воскресает в об+лике чеченца Алхузура.

Вот он, мотив доверия к жизни, к ее разумным нравственным основам. Повесть Приставкина - это страстный призыв к Прав+де, Добру, Справедливости, который должен услышать каждый.

Скачать одним архивом
Ваши комментарии, уточнения:
нет